?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Бенилюкс без "ни". День 7. (Льеж. Часть 2)
feuf

По улице ньювис я вышел на площадь Святого Ламберта, куда выходит фасад дворца Князей-епископов (сейчас это Дворец правосудия). Дворец был возведен еще в XI веке, но в 1526-ом году он был перестроен для князя Эверарда дер Марка и сейчас являет собой смешение разных стилей, в зависимости от того, с какой стороны на него смотреть. Нетривиальный титул у льежских епископов появился в 980 году после предоставления им императором Оттоном I Великим светской власти над территорией епархии. Таким образом, глава льежской кафедры получил статус князя-епископа, а позднее - место в Совете имперских князей.

Площадь Плас-дю-Марше с колонной Перрон, превращенной в 1697-ом году в фонтан архитектором Делькуром. К этому моменту я уже понял, что это такая бельгийская фишка - делать фонтаны из памятников. Колонна Перрон является символом городской независимости. Оригинальный памятник был уничтожен войсками Карла Смелого Бургундского, однако впоследствии при Марии Бургундской "Перрон" был восстановлен.

Кстати, в площади тоже есть что-то очень-очень парижское. Таким Париж был до перестройки Османом, и таким местами остался, как в уже упомянутом Латинском квартале.


Тут я остановился на обед в одном из ресторанчиков около колонны. На этот раз выбрал фрикадельки по-льежски с неизменным "фритом" и салатом. Отличием от Фландрии в франкофонной Валлонии стало наличие майонеза в салате и бутылки с ним же на столе на случай, если я посчитаю, что его мало налили. Ну и пиво - это местный валлонский траппист - Рошфор,


Чуть дальше от дворца на площади Марше находится фонтан Традиций. Он был возведен в 1719-ом году, а в 1930-ом он был украшен барельефами, изображающими традиционные занятия льежцев. Это уже знаковый нам театр марионеток...


... валлонский танец краминьон и переноска грузов в специальных корзинах.


Я же направился в музей Курциуса, тем более, что погода стала совсем не очень, захотелось спрятаться от нее под крышу. Снова Маас, Арочный мост (это название у него такое), уже шестой на этом месте. Маас - судоходная река, причем очень и очень судоходная, и трафик по ней весьма интенсивный. Суда по нему следуют бувально одно за другим.


Дворец Курциуса - это один из образцов так называемого мозанского Возрождения. В начале XVII века он был построен Жаном де Кортом, более известным по своему латинизированному имени - Курциус. Сейчас в нем находится Археологический музей и музей декоративного искусства. А так же музей оружия, музей стекла и музей философских течений.


Со стороны набережной посетителей встречает очередной фонтан в виде мальчика на дельфине (или на рыбе). Ввиду особенностей струеизвержения дельфин вышел зубаст.


Археологическая коллекция тут совсем небольшая, но некоторые моменты оказались весьма интересными. Например, я не ожидал такого количества и разнообразия изделия из стекла. А это, к слову, время уже после падения Римской империи. И тут жили те самые дикие варвары, которые этому падению и поспособствовали.


Впрочем, я уже давно был в курсе, что темное средневековье наступило сильно не сразу, и спуск был довольно плавным.

А тут разнообразные инструменты для тонких работ.


Экспозиция декоративного искусства была в основном посвящена уже знакомой резной деревянной скульптуре.


Тут удалось поймать момент, когда богоматерь в средневековой скульптуре и иконографии перестала улыбаться.

Вот XIII век.


А тут XIV век. У мамы уже на лице скорбь, но младенец еще улыбается. Через пару-тройку десятилетий и он перестанет это делать.


А это просто то, что когда-то находилось в монастырях и церквях.



Кроме этого в музее довольно большая коллекция стекла, по большей части муранского (на первый взгляд его тут даже больше, чем в музее в самом Мурано).

dsc08432_v1.jpg

Бельгийское сильно попроще, зато с рисунками.


Еще одна интересная часть экспозиции - это музей оружия. Он считается вторым по важности в Европе, хотя на месте мне так не показалось. Мне тоже было, с чем сравнивать. Тем не менее, было интересно.


Правда подход к экспозиции мне показался каким-то несистемным. Сплошная смесь эпох и направлений, почти как на фото ниже - от холодного оружия средневековья до Люгера.


Тут тоже смешение эпох, но здесь упор сделан на различные оригинальные системы. Например, сверху находится пистолета Борхардта, в результате творческой переработки которого появился показанный выше Люгер "Парабеллум". Под ним какое-то ответвление этой эволюционной цепочки, которое я так и не смог идентифицировать.


Весьма интересная часть экспозиции посвящена системам XIX, когда инженерная мысль ходила весьма извилистыми путями в попытках повысить скорострельность. Один из очевидных подходов - использовать много стволов. Не пошло так же по очевидной причине - либо вес получался неподъемный, либо калибр смешной. Тут довольно интересная система с перезарядкой при помощи картриджа.


В какой-то момент кого-то осенила идея, что снаряжать можно не вязанку стволов, а только часть их размером с заряд с пулей, и выполнить это ввиде вращающегося блока, ствол же оставить только один. Так появились первые револьверы, и с таким же механизмом перезарядки поначалу выпускались винтовки и ружья. При этом патроны были редкостью, поэтому барабанный блок с каморами имел капсюльное воспламенение и снаряжался привычным за многие века способом - то есть туда засыпался порох, запыживался, закладывалась пуля, и тоже запыживалась и для надежности замазывалась жиром. Последнее делалось, чтобы избежать воспламенения пороха в соседних каморах - распространенного явления в те времена. Зато получалась рекордная скорострельность в пределах отстрела одного барабана. Иначе альтернатива - это несколько минут на снаряжение одного нарезного ствола в дульнозарядном штуцере, пулю-то в нарезы заколачивали молотком.


Ниже еще один вариант, как повышалась скорострельность. Эта идея еще более ранняя, чем барабан - заряды просто закладываются в ствол один за другим. И отстреливались поочередно, начиная с того, который ближе к срезу ствола. Такие системы появились еще в эпоху фитильных ружей. Требования в герметичности зарядов тут выше, чем у камор барабана, и кроме того важно не перепутать, какие заряды отстреливать первыми. Иначе был велик риск получить дарвиновскую премию еще до рождения Дарвина. Впрочем и с однозарядными системами при заряжании с дула также постоянно случались накладки с двойным, тройным, четверными и более заряжанием. Распространенное явление в горячке боя. Что очень и очень простимулировало развитие казнозарядных систем, когда это позволила технология.


Еще один вариант с барабаном, только с плоским. Причин две: патентное право (два раза изобретать велосипед барабан не поощрялось) и уже упомянутая проблема с риском воспламенения пороха в соседних каморах - здесь они разнесены значительно сильнее.

А это уже разнообразные системы Первой мировой: Bren, BAR M1918, пулемет Шоша, авиационный Льюис, минометы.


И рядом вторая мировая: немецкий маузер и французская MAS-36, британский Sten, немецкие MP40, FG-42 и K.43. Ну и Панцерфауст, он же Фаустпатрон, как же без него.


А это современность или почти современность.


XIX век. Что только не использовали в качестве штыков.


Помимо музея оружия там был еще и музей религии и философских систем. Естественно, все это разместилось не в одном только красно-белом здании на набережной - там кроме него еще внушительный музейный комплекс. При словах философские системы у меня возникла мысль, что наверняка это масонство какое-нибудь.


И таки, да! Оно!


И перевернутая звезда, чтобы сомнений не было, что это за философское течение.


Рядом с музеем Курциуса находится неожиданная по расцветке и архитектуре коллегиальная церковь Святого Варфоломея. То есть формально по архитектуре она является образцом германо-романского стиля, но выглядит весьма необычно. Особенно, учитывая, что ей уже более тысячи лет (она была освящена в 1015 году).

Статус коллегиальный, а таких церквей в Льеже семь, означает, что тут имеется церковная община, населяемая и управляемая секулярными канониками. То есть, это очень похоже на монашескую общину, но, в отличие от монахов, каноники владеют частной собственностью (в том числе недвижимостью), получают ренту от доходов своей церкви (управляют церковной собственностью сообща), не приносят торжественных обетов (кроме целибата для каноников, посвящённых в субдиаконы) и вольны в любой момент покинуть общину. Поскольку секулярные каноники не принадлежат никакому официальному ордену, они не носят специфических орденских облачений. В общем, если во главе территории стоит князь-епископ, можно ожидать каких-то необычных форм общественной жизни.


На площади рядом с церковью находится монументальная композиция из стальных листов, выполненная современным художником Мади Андриеном, который так изобразил простой люд и высшее духовенство. У простого люда в этом противостоянии не должно быть никаких шансов - духовенство заняло выгодную позицию, умеет держать строй и посохами кого хочешь наставит на путь истинный. В реальности, правда, все пошло по-другому - в 1789-ом епископов свергли во время Льежской революции.


Внутри церкви Святого Варфоломея тысячелетней старины совсем не видно - там сплошное барокко после реконструкции XVIII века. Орел на переднем плане - это подставка для книг. В Бельгии я встречал подобные уже неоднократно.


Из значимых реликвий в церкви хранится латунная купель с библейскими сюжетами - шедевр маасской школы, приписываемый Ренье де Юи.


Еще немного барокко.


От церкви Святого Варфоломея теперь можно вернуться обратно в центр. Одна из достопримечательностей на пути туда - Великая лестница или лестница горы Буэрена. Преодолев 406 ступеней, можно подняться на холм, откуда открывается вид на Льеж.


Еще одно котейко, которое вышло погулять. Правда, его спас хозяин, увидев, что животное пользуется очень уж большой популярностью.


Обещанная панорама города с верхней части лестницы. Помимо меня там была группа школьников с учителем то ли физики, то ли математики. Определилось это очень просто - учитель дал им задание измерить высоту лестницы. Как же они тупили!!! Хотя, казалось бы, куда проще: 406 ступеней, сгруппированные в 40 пролетов примерно по 10 ступеней в каждом. Высота пролета в среднем 1.5 метра - итого, вся конструкция в районе 60 метров. Проверил по GPS - все сошлось.


Очередной фонтан - памятник. На сей раз фонтан Иоанна Крестителя.


Наконец, снова Дворец князей-епископов. Со стороны холма он готический.


Скульптура на лестнице, ведущей на холм, позади дворца. Не нашел никакой информации, что это за монумент.


Очередные бельгийские граффити.


Еще один вид на Дворец князей-епископов. В этом крыле какое-то местное самоуправление, а не Дворец юстиции, который занимает несколько зданий.


Неподалеку от дворца находится церковь Святого Креста. Она была закрыта то ли из-за ремонта, то ли просто на зиму. Рядом с тем местом, откуда я делал этот снимок, недавно открыли памятник Петру I - он останавливался в Льеже по дороге на воды в городок Спа. Про памятник я не знал, и там его просто не заметил.


Зато с другой стороны церкви полюбовался очередной странной конструкцией.


Дальше под моросящим дождиком к Кафедральному собору Святого Павла.


Популярный у местных бар Курциус (не музей, но атмосферно).


К собору я выше как раз, когда там закрылся реликварий. В сам собор тоже не не пускали, но он сейчас со всех сторон в лесах, и, похоже, там, похоже, тоже ремонт. До нашествия французов кафедральным собором Льежа была церковь Святого Ламберта, располагавшаяся рядом с дворцом князей-епископов. Но революционеры в порыве донесения массам культа разума тот собор снесли, и сейчас о нем напоминает лишь одноименная площадь.



А еще уже в Москве выяснилось, что Гугль скрыл информацию о двух церквях: коллегиальной церкви Сен-Дени (Святого Дионисия) и красивейшей готической церкви Святого Мартина. Мимо последней я вообще прошел буквально в 100 метрах по соседней улице. Зато мечеть - это именно то, что мне нужно было прежде всего...

Опять набережная, небольшая марина с лодками и памятник ныряльщику.


По Маасу снуют сухогрузы и прочие суда, подтверждая статус Льежа как третьего в Европе речного порта по величине грузооборота.


Гримасы брюсселизации. Если жильцов старых домов не получается выселить, возникает такое странное соседство.


Еще один конный памятник герою Первой мировой - королю Альберту I. Правда, Льеж тогда очень быстро сдали, все-таки, он совсем рядом с германской границей (тут даже немецкий язык является одним из региональных).


И рядом мост имени его же. Бетонный и фундаментальный. Пейзаж вполне отражающий название Льежа: город под стальными небесами. Сверху серые тучи и вокруг сплошной бетон.