?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Бенилюкс без "ни". День 1. (Брюссель и солнце)
feuf

Сталинград

Как я уже писал, Бельгия давно стояла в моих планах путешествий. Но, увы, бешенцы, террористы и прочие катаклизмы на подвиги не вдохновляли. Однако, все проходит или, хотя бы, временно затихает, и вот я уже подыскиваю на booking.com гостиницу в Брюсселе. Наконец, подобрал вариант, подходящий под мои критерии, зарезервировал. Через несколько минут получаю подтверждение заказа. Сталинград?! Почему Сталинград?! Я, вообще-то, в Брюссель собирался...


Впрочем, все-таки Брюссель, а Сталинград - это лишь соседний с гостиницей район, окрестности авеню Сталинград. Сейчас там весьма густо представлены мусульманские мигранты, но далеко до того ужаса, который наблюдается в Париже в окрестностях Монмартра. Бельгийцы там тоже живут, и по вечерам здесь относительно безопасно (во всяком случае меня никто не домогался).

Вот, кстати, чайный салон и отель Сталинград (Salon de the Le Stalingrad) напротив гостиницы через дорогу. Здесь за чашечкой любимого напитка проводят время местные пенсионеры.


А почему Бенилюкс без "ни"? Изначально, были мысли кроме Бельгии заглянуть в Люксембург и Роттердам. Но, если в первом я в итоге побывал (а когда еще хватит решимости туда добраться?), то относительно второго по ходу поездки решил, что это не самое лучшее место для начала знакомства с Нидерландами, и вместо Роттердама уехал в Льеж. Так Бенилюкс в этот раз остался для меня без "Ни".

Брюссель и солнце

Прилет в Брюссель принес пару неожиданностей. Во-первых, заснеженный пейзаж, окружавший летное поле, сразу вызвал естественный вопрос: "А мы точно из Москвы улетели?". Во-вторых, вместо обещанного дождя приехавших в Бельгию встречало солнце. А я-то, глядя на прогноз погоды, уже приготовился озаглавить заметки: "В Брюсселе всегда пасмурно". Впрочем, уже на следующий день погода вернулась к среднестатистическим нормам.

Но, раз уж так повезло, закинув вещи в гостиницу и перекусив, я без промедления отправился осматривать город. Прямо перед фасадом гостиницы обнаружился очень необычный мемориал погибшим в двух последних войнах. Никаких героических или трагических композиций. Подножие монумента со списками павших венчает фигура Пьеро с бутафорским мечем в одной руке и маской в другой, вызывающая в памяти строки Вертинского:

Я усталый старый клоун,
Я машу мечом картонным...

Ассоциация вполне понятная, ведь Пьеро - это его сценический образ. А вот, почему бельгийцы создали мемориал таким, трудно сказать. Нашел только отсылку к реплике Пьеро: "La Commedia è finita!" - в одной из известных опер.


Писающие артобъекты - хорошие ориентиры для прогулок по городу. От гостиницы я взял курс на Писающего мальчика, а там и Гранд плас совсем рядом. Писающий мальчик (Manneken Pis) - это символ Брюсселя и Бельгии в целом. И в навигатор его тоже неплохо забивать, благо с DrimSim интернента в поездках теперь много.


В Брюсселе он растиражирован в бесчисленном количестве вариантов: мальчик на магнитиках, мальчик в виде штопора, шоколадный мальчик. За последним и ходить далеко не нужно - рядом с фонтаном находится переулок с магазинами, продающими шоколад и вафли.


2 евро, кстати, это цена самой вафли. Если ее надо чем-то полить, а иначе это будет банальный безвкусный кусок теста, то цена будет выше. Например, за поливку шоколадом надо будет доплатить еще 1.5 евро. За более навороченные варианты, естественно, еще больше. Там любой каприз за ваши деньги, хоть картофель фри с шоколадом и майонезом (не шутка, есть и такие варианты). В общем, если ехать с детьми, то они тут будут счастливы - все, что любят дети, тут основы местной кухни.

Мальчика периодически наряжают в соответствии с праздниками и проводимыми в Брюсселе мероприятиями. В этот раз он был в поварском кителе и колпаке с пером. В честь чего, не уточнял. Иногда мальчик начинает фонтанировать пивом, благо штаб-квартира конфедерации бельгийских пивоваров, также тут рядом, на Гранд-плас. Интересно, пьет ли кто-нибудь в эти моменты "из горла"? В подвале штаб-квартиры пивоваров находится музей бельгийского пива. Правда, я туда так и не заглянул, но зато плотно ознакомился с особенностями бельгийского пивоварения в барах и ресторанах на всей территории Бельгии, куда смог дотянуться.


Главные же достопримечательности Гранд пляс - ратуша с хорошо заметной издали башней и находящийся напротив нее Хлебный дом или Дом короля.


Хлебный дом был построен еще в XIII веке для хранения хлеба, как явствует из названия. Домом короля короля он стал уже в XVII веке, когда Брюссель взяли французы. Собственно это название только на французском и существует, а на нидерландском (втором государственном языке Бельгии) это по-прежнему Хлебный дом.


Центр Брюсселя был почти полностью разрушен во время штурма французами - уцелели только Ратуша и Хлебный дом. Позже площадь была отстроена богатыми гильдиями и приобрела свой нынешний вид.


Символы гильдий часто украшают здания, но случаются и неожиданности. Например, дом гильдии мясников кроме статуй Изобилия, Сельского хозяйства и Мясной торговли, установленных на крыше, украшает так же фигура лебедя на фасаде, из-за которого его так и называют: "Лебедь". Известно, что тут несколько раз останавливался Карл Маркс.


В переулке рядом с ратушей имеются примечательные горельефы. Один из них - памятник Эвехарду Серкласу, герою гражданской войны XIV века и освободителю отечества (это так там написано). На этом месте находился дом, где он жил, и рядом с которым его убили. Памятник, правда, относительно свежий - XIX века, хотя собачка в ногах там вполне традиционна для средневековых надгробий.


Рядом с ним барельеф, посвященный Шарлю Бюльсу (на нидерландском Карелу Булсу) - любимому горожанами мэру Брюсселя, отстоявшему в XIX веке центр города от варварской реконструкции. Он же придал официальный статус нидерландскому языку, так что двуязычная мемориальная табличка тут очень даже в тему.


Если пересечь площадь и обогнуть Хлебный дом, то попадаешь в кварталы, где сосредоточена едва ли не половина ресторанов и пивных Брюсселя. Там же находится очередной писающий артобъект - Писающая девочка (Jeanneke Pis). Я рекомендовал забить ее в навигатор? А вот после Писающего мальчика очень даже стоит! Это самый простой способ взять направление на Гранд-плас. Это еще один из фонтанов Брюсселя, правда, на тот момент неработающий. В Брюсселе есть еще и Писающая собачка (Zinneke Pis), но в первый день я туда идти не планировал.


Напротив девочки расположена пивная "Белая горячка" (Dilirium tremens), названная по подаваемому там пиву c тем же названием (это хороший бельгийский крепкий светлый эль, завоевавший в последние годы кучу призов на международных пивных мероприятиях).


Кстати, крепкий эль - это реально крепкий эль, 9 градусов, но эти градусы почти не чувствуются, что потом может сказаться совершенно неожиданно. Подозреваю, что вечером в том переулке можно встретить и реальных писающих девочек, которые уже совсем не фонтан.

Неподалеку от Писающей девочки расположен традиционный для европейских городов пассаж со стеклянной крышей.


Сейчас там развешаны китайские фонарики, очень радующие туристов из Поднебесной. Да и в целом они неплохо смотрятся, особенно в темное время суток.


Рестораны хоть и представлены в окрестностях в большом количестве, но это в значительной степени предприятия по прогрессивной дойке туристов. Если уж и заходить, то ради меню дня или за традиционными североморскими мидиями. Они там почти везде примерно в одну цену, причем подаются в количестве для очень сильно голодных - их приносят в двухлитровой кастрюле. Естественно, к любому блюду полагается тарелка с "фритом" - традиционным бельгийским жареным картофелем. Собственно "фрит" на французском и означает "жареный", но никто никогда не уточняет, что именно нужно жарить. И так все ясно.


Оттуда можно пройти к площади Агора, где находится еще один памятник Шарлю Бюльсу. Если быть точным, то это фонтан, но ввиду природного катаклизма он не работал. Памятник намекает на историю спасения исторического центра Брюсселя от разрушения.

В конце XIX века король Леопольд II затеял масштабную реконструкцию исторического центра города. По примеру перестройки Парижа, проведенной Османом, историческая часть Брюсселя подлежала сносу, включая ансамбль Гранд Плас. На их месте должна была появиться сеть широких проспектов с современными на тот момент зданиями. Но на пути этих планов, встал мэр, любивший город именно таким, каким тот был. Он не только сумел переубедить короля, но и добился выделения финансирования на реставрацию центра города. За это его прозвали мэр-эстет.


Фонтан изображает сцену после одной из таких аудиенций у короля, когда Шарль Бюльс со своим псом присел на скамейке в парке и предался чтению. Этот памятник очень любим горожанами, и довольно сложно поймать момент, чтобы никто не фотографировался, сидя у мэра на коленях.

От памятника можно направиться к собору Сен-Мишель-э-Гюдюль (Святого Михаила и Гудулы). Его история началась с церкви, куда в XI веке привезли мощи святой Гудулы. Церковь была посвящена Святому Михаилу, и с тех пор за ней укрепилось нынешнее двойное название. В XIII веке ее начали перестраивать в готическом стиле. Сейчас это один из ярчайших образцов ранней готики. Никаких излишеств, все строго и лаконично.


В процесс строительства к французскому направлению готики примешалось местное - брабантское. Так, например, вместо круглого виража - розы на фасаде тут стрельчатое окно, характерное для этого стиля.


Внутри собор очень светлый, что подчеркивается побелкой и использованием брабантского известняка. Этот камень очень прочный и очень красивый. Со временем он покрывается сероватой патиной, что подчеркивает благородный вид сооружений.


В соборе обращаешь внимание на относительную бедность интерьеров, что вполне естественно - сначала там протестанты отметились, а потом еще и французские революционеры. Тем не менее, обращает на себя внимание резьба по дереву. В частности фундаментальный резной амвон, увенчанный фигурой богоматери с младенцем, поражающей копьем змея в голову. Неожиданно? А так в Библии написано: «И вражду положу между тобою и между женой, и между семенем твоим и между семенем её; оно будет поражать тебя в голову» (Быт. 3:15). Вот и поражает.


В боковых нефах стоят украшенные резьбой исповедальни.


Деревянная фигура Архангела Михаила, которому посвящен собор.


Несмотря на перипетии истории в виде Нидерландской революции и засилья протестантов, тридцатилетней войны, французской революции и двух мировых войн в соборе сохранились витражи, включая несколько созданных еще в XVI веке Яном Хаком.


Правда, в основном там работы Жана-Баптиста Капроньера сделанные в XIX веке.


Почти во всех бельгийских церквях имеется орган, и часто на нем играют не только во время богослужений. Здесь он весьма современный.


Одним органом дело не ограничивается и на колокольнях стоят карильоны - приспособления для исполнения мелодий на колоколах. Где-то они механические, устроенные по принципу музыкальной шкатулки, а где-то этим занимается специалист. Звонарем его не назовешь, тут принцип игры совсем другой. В "Бобро Поржаловать" были сцены с карильоном, и по ним можно понять, как это происходит.

Там, правда, было про французскую провинцию. Только эта провинция называется графством Фландрия, и там говорят на смеси фламандского (нидерландского) и французского языков, да и сам французский там с очень своеобразным акцентом. А дальше уже детали, завершающие образ: каналы, засилье велосипедистов (про них тоже будет), "фрит" как религия, карильоны... Да это же Бельгия! Точнее, в Бельгии все точно так же. Впрочем это было небольшое отступление.

Еще в бельгийских соборах можно увидеть большое количество полотен фламандских мастеров, но в собору Святого Михаила и Гудулы это не относится. Живописи там почти нет.


От собора снова на площадь Агора, а от нее на Холм Искусств. На пути к нему находится церковь Святой Магдолины. Обстановка внутри нее очень аскетичная и популярностью у туристов она не пользуется. Но уже по этой причине она любима местными жителями. Впрочем, в первый день вовнутрь я не попал. Вход перегородил моджахедского вида тип с меня ростом и раза в полтора шире, заявивший, что он беженец, что у него четыре ребенка и ему очень нужно помочь. Разбираться с ним в мои планы не входило, я решил не тратить на него время и пошел дальше.


Церковь Святой Магдолины интересна тем, что изначально на этом месте она не стояла. При строительстве Центрального вокзала ее разобрали практически по кирпичику и собрали на новом месте. А во что превратили старые кварталы при строительстве транспортного узла можно видеть на фото ниже. Комплекс вокзала находится позади гигантских горшков.


В общем-то можно было ничего и не сносить, сам вокзал и прилегающая к нему станция метро находятся под землей. Но идея что-нибудь снести и построить на этом месте торговый центр не покидала бельгийских правителей и после смерти Шарля Бюльса, вот только защищать Брюссель было уже некому. Возник даже термин - брюсселизация, означающий хаотический подход к реконструкции городов. Не путать с османизацией Парижа. Там, как раз, все получилось. Хотя, взглянуть на дома на мостах через Сену было бы интересно.

Церковь Святой Магдолины олицетворяет собой границу между Нижним и Верхним городом. В Нижнем городе жили купцы, ремесленники и беднота, там находилась мэрия и штаб-квартиры гильдий. В Верхнем городе жила знать, там находился королевский дворец и правительственные здания. Там же на холме образовался кластер художественных музеев, за что холм получил еще одно название - Холм искусств. Туда я и направлялся.

У подножия холма всех встречает конный памятник королю Бельгии Альберту I. Король прославился во время Первой мировой войны. Бельгия тогда по традиции заявила о своем нейтралитете. Германия так же по традиции это проигнорировала, и использовала страны Бенилюкса как удобный путь к Франции. Король Альберт тогда возглавил армию и смог даже удержать часть территории. Немцы так и не сумели полностью оккупировать Бельгию в течение всей войны. "Король-воин" (так называла его пресса стран Антанты) несмотря на все имевшиеся возможности погиб не на поле боя. Будучи заядлым альпинистом, он разбился, сорвавшись со скалы.


Редкий вид: позади памятника небольшой сквер с дорожками, засыпанными еще не растаявшим снегом. Окружающие здания - это характерный пример упоминавшейся выше брюсселизации, к счастью не самый уродливый.


Около лестницы что-то очень бодрое играл уличный оркестр. Вероятно, по принципу: если не заработаем, то хоть согреемся.


На вершине холма, напротив музея Рене Магритта сохранился небольшой кусочек старого города, по которому не прокатилась брюсселизация.


Оттуда уже недалеко и до Королевских музеев изящных искусств. Вот уже и скульптурная группа у входа.


Брюссель и музеи

Холм искусств в Брюсселе вполне обоснованно носит это имя - кроме Королевских музеев изящных искусств там находятся Королевская библиотека, государственный архив, галерея Beaux-arts более известная как BOZAR (по-нидерландски это слово созвучно французскому названию). В мой визит, в галерее проводилась выставка испанской живописи, но цена билета также была совершенно испанской, поэтому на Эль Греко и Веласкеса с примкнувшим к ним Пикассо я решил взглянуть когда-нибудь потом на их родине. Тем более, там и фламандцы представлены очень хорошо. А вот в Королевские музеи сходить было бы очень интересно, и я туда в первый же день и направился.

Королевские музеи в Брюсселе, а кроме них есть еще два в Икселе, - это четыре музея на холме Искусств, фактически, находящихся под одной крышей. В их число входит коллекция Старых мастеров, музей Современного искусства, музей Музей Fin de siècle (искусство конца XIX века) и музей Рене Магритта. Конец XIX века в бельгийском исполнении меня не очень интересовал, современное искусство тоже - Ян Фабр меня и так преследует, куда бы я от него не спрятался, а вот старые мастера и Рене Магритт для меня были весьма интересны. Кроме Рубенса, который имеется в Эрмитаже, я мало кого из них видел живьем.

История Королевских музеев, начались во времена французской оккупации Бельгии. Революционные французские войска тогда начали конфискацию произведений искусства и вывоз их во Францию. А, поскольку Лувр не резиновый, то часть культурных ценностей была заскладирована в Брюсселе. Она послужила основой музея, созданного позже по распоряжению Наполеона. Это, впрочем, не помешало ему потом отправить некоторые произведения в Париж. Так же, еще при французах музей перешел в собственность города. После низвержения Наполеона вывезенные ценности были возвращены. После получения Бельгией независимости король Леопольд I распорядился о создании в 1835 году национального музея бельгийских художников. Спустя 11 лет коллекции городского и королевского музеев объединили, и те стали Королевскими музеями живописи и скульптуры Бельгии. В 1887 они переехали в нынешнее здание на холме Искусств. Спустя век к нему пристроили еще одно здание для коллекций искусства XX века.


Как я уже сказал выше, у меня были планы посетить два из четырех музеев, и я хотел взять общий билет (за 12 евро). Девушка на кассе взглянула на меня с большим скепсисом: "Ну и что вы за оставшиеся до закрытия 2 часа успеете?". Решил, что в этом есть определенная логика, умерил свои желания: "Тогда только на Старых мастеров" - и сэкономил 4 евро. Ну что значит - сэкономил, на Рене Магритта, я все равно собирался сходить.

Хотя музей посвящен периоду с XV по XIX век, но современные композиции периодически попадаются и там. Не говоря уже об огромном зале, из которого посетители разбредаются по четырем музеям комплекса. Среди прочего там всех встречает человек, весь состоящий из кистей рук, с дыркой в груди.


А в самой галерее Старых мастеров, на входе на бетонном диване прикорнула бетонная же девочка.


Из авторов, работами которых знаменита коллекция старых мастеров, - это в первую очередь Рубенс. Несмотря на то, что из-за природного катаклизма довольно много картин убрали в запасники, Рубенса, все равно, осталось очень много. Катаклизм - это внезапно накрывшие Бельгию морозы и последующая сырость. Ну, а что вы думали? Только у нас, что ли, внезапно зима наступает?

В музее есть отдельный зал Рубенса, и оттуда ни какой природный апокалипсис не заставит ничего вытащить. Это полотна (или доски - я там не присматривался), которые создавались для интерьеров соборов. То есть, масштаб понятен - 3х4 или 4х6, причем, естественно, метров. Вытащить можно, только сломав стену.


Размер и количество имеют значение! Первое впечатление от огромных полотен Рубенса в большом зале - да это же Тициан! По Тициану я откалибровался буквально за 4-8 месяцев до того в Санта-Мария-деи-Фрари в Венеции и в галерее Боргезе, так что впечатления были свежими. Сверился потом со всемирной сокровищницей знаний - а ведь и правда, Рубенс набивал руку на полотнах Тициана. Одним из первых больших заказов у него, как раз, был заказ на копирование 70 полотен полотен Тициана (и на восстановление их оригиналов). И если, по-началу, он просто копировал, по понятным причинам используя технику фламандской живописи (ну учили его так), то под конец он уже и сюжет начал изменять в соответствии со своим видением. Естественно, и в последующих работах он возвращался к темам, подсмотренным у Тициана, но на общем фоне - это, может быть, и не так заметно. Все-таки им создано от 1400 до 3000 работ, в зависимости от того, как учитывать произведения, написанные совместно с коллегами и учениками.

Благодаря такой плодовитости, Рубенс есть почти во всех музеях мира, включая наш Эрмитаж и Пушкинский музей. А вот с Брейгелями все гораздо хуже - Питера Брейгеля Старшего, насколько помню, в России вообще нет. Есть несколько картин Питера Брейгеля Младшего (из них одна копия работы старшего) и Яна Брейгеля Старшего.

Брейгелей, вообще, было четыре поколения художников. Началось все с Питера Брейгеля Старшего (он же Питер Брейгель I, как его обозначают в Бельгии). У него было два сына: Питер Брейгель Младший (он же Питер Брейгель II) и Ян Брейгель (Старший) , которые писали примерно в том же стиле, что и отец. У Яна в свою очередь был сын-художник, тоже Ян Брейгель (Младший), известный пейзажами и натюрмортами. Сын Яна Брейгеля Младшего - Абрахам Брейгель также продолжил дело династии, но весьма неожиданным образом - сейчас он известен, как итальянский живописец-караваджист. Из Фландрии он отправился на стажировку в Рим, да так там и остался. Правда, погружение в караваджизм у него у него пошло не совсем так как у самого Караваджо - Абрахам так же отличался вспыльчивым нравом, но в драке с другим итальянским живописцем сам получил травму головы. Впрочем, определенное сходство все равно было - из Рима его тоже изгнали, правда не за драку, а за связь с любовницей, и жизнь он также завершал в Неаполе. Впрочем это совсем другая история. В Королевских музеях интересны как раз первые два поколения из этого семейства живописцев.

Вино на празднике Святого Мартина. У этой картины есть две авторские копии: одна в Мадриде, в галерее Прадо, вторая - в Королевских музеях. Вино тут, кстати, - местный фламандский ламбик, то есть пиво, хотя и естественного брожения.

Перепись в Вифлееме. Правда, пейзажи местные, фламандские. Питер Брейгель Старший вписывал библейские сюжеты в окружающую его действительность. Кстати, в те времена было холодно, и лед на реках с каналах считался обыденностью, а не внезапным катаклизмом.

На следующей картине я завис от неожиданности. Босх? Нет, вроде, не похож. А вот и подпись: Питер Брейгель Старший, Падение мятежных ангелов. Но похоже, хотя, и нет характерных для Босха фишек. Зато есть другие, характерные для Брейгеля, и они у него появляются в картинах с инфернальными сюжетами.

Босх там тоже есть, чтобы почувствовать разницу. Искушение Святого Антония. Правда, это копия одного из учеников из его мастерской, а оригинал находится в галерее Прадо.

Еще одна картина, около которой на некоторое время зависаешь: Кухарка Питера Артсена. У всех, кому показывал, однозначная реакция: Это же соцреализм какой-то! Ага, соцреализм! XVI век! Еще и на деревянных панелях, а не на холсте.


Но это фламандцы уже начали отрываться от наследия итальянского Ренессанса. А еще за век до того их и не отличить еще было.

Квентин Массейс, триптих Святой Анны.


Вспомнил про соцреализм, а про прогрессивные методы постановки фонов чуть не забыл сказать. В какой-то момент обратил внимание, что на картинах фламандцев очень много изображений богоматери на фоне ковра. Почему так, не раскопал. Но это тоже XV век.

Со скульптурой, как мне показалось, у них не очень. В основном это XIX век и произведения в духе того, что видел у британцев в музее Альберта и Виктории. В общем, хотели ваять как Канова, но что вышло, то вышло.


А на выходе из музея меня провожала композиция Дети мучают козу. Может, называется оно и по-другому, но по виду смысл примерно такой.


Брюссель и луна

В начале марта темнеет рано, и не нужно задерживаться допоздна, чтобы познакомиться с ночной подсветкой. Только поужинал, а тут уже и она. В окрестностях Писающей девочки улочки Брюсселя освещают фонари ввиде люстр.


Как уже говорилось, в пяти минутах ходьбы оттуда, располагается Гранд Плас. Иллюминация там очень впечатляет. Можно сказать на четверку с плюсом. Нет провалов в темноту и заметных градиентов освещения, практически нигде свет не бьет в глаза и его источники не заметны. Единственный минус - когда вживую на это смотришь глазами, то там темновато.


Кстати, если присмотреться, то оказывается, что здание ратуши немного асимметрично относительно башни. Левое крыло у него немного шире, чем правое. По легенде, архитектор, который обнаружил это уже после завершения строительства, в отчаянии прыгнул с башни на мостовую. Но это лишь городская легенда, так как изначально была построена только левая часть с 10 оконными проемами. И только значительно позднее к ней пристроили более короткую правую с 8 оконными проемами.


Кстати, ратуша вполне действующая, там и сейчас заседает городской совет. Из-за этого попасть внутрь очень сложно - экскурсии проводятся только два раза в неделю: по средам и воскресеньям, и записываться на них нужно сильно заранее. Но это еще гуманный вариант. Например, в Генте в ратушу посторонних вообще не пускают ни в каком виде.

Хлебный дом.


Здания гильдий


Еще здания гильдий (слева) и Дом герцогов Брабантских (справа).


Никакие герцоги там не жили, просто 19 их бюстов украшают фасад. Кстати, это не одно здание, а целых семь, находящихся под одной крышей. С крылец этого дома очень удобно снимать панораму площади.