?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
На краю света. Часть 8. (Лиссабон. День перед отъездом)
feuf
 
Неделя в Португалии пролетела очень быстро. Внезапно наступил день отъезда. Сдал номер, до вылета еще 12 часов, и можно еще целый день гулять по Лиссабону. Куда хотел, уже съездил, куда не попал, в этот заезд уже и не попаду, и тут тоже можно расслабиться. В общем, беготня закончилась - можно просто ходить и получать удовольствие. Поэтому дальше картинки Лиссабона в стиле акын.

У входа на вокзал Россиу стоит памятник певцам фаду. Это португальская кабацкая песня, идущая корнями как раз из Лиссабона. Название этого жанра означает "судьба", "фатум". Собственно уже из этого понятно, в песне поется о нелегком житье, несбывшихся надеждах, тяжкой доле и в конце все умирают.
 

В общем, сильно на любителя, хотя живьем я не слушал. Может быть зря. Обычно о том, что в ресторане исполняют фаду, предупреждают на входе, поскольку это положительно отражается на счете, в том смысле, что заметно увеличивает его.
Буквально через несколько метров мой путь пересекла кавалькада оранжевых картов, с водителями-индусами. Еще один местный туристический аттракцион: картинг по холмам Лиссабона с крези-рикшей.
 

На площади Россиу (Педро IV) внимательно рассмотрел фонтан.
 

Действительно совсем не местный, действительно французы создавали. Но такие пришельцы из иноземья и в Париже есть, например, вполне иьальянский фонтан Марии Медичи у Люксембургского дворца.
 

На торговой площади проходил сбор местных девочек-скаутов. Несколько команд вместе дружно устраивали там свои песнопения. Какие-то непростые девочки - на поясе у каждой ножны, при чем у некоторых они не пустые (видать, проигнорировали просьбу переложить колюще-режущее в рюкзак).
 

Поехал к Кафедральному собору. Во-первых, чтобы, наконец, туда попасть, а во-вторых, заодно и на трамвае 28 маршрута прокатиться. Старинные трамваи - это один из символов Лиссабона. На самом деле те, что ходят сейчас по этому марщруту, не совсем старинные - это модернизированная в 90-х годах модель трамвая, разработанного в 30-х годах прошлого века. 

Она так и называется: Ремоделадо - модернизированная. В Порту ходят примерно такие же, разница только в ширине колеи: в Порту используется широкая "иберийская" колея - 1668 мм, а в Лиссабоне нестандартная узкая - 900 мм.
   

Когда-то посчитали, что с колеей 900 мм трамваи будут лучше вписываться в повороты на лиссабонских улочках. Предположение спорное, так как вписываться приходится с большими ухищрениями. Иногда , входя в поворот, трамвай может даже выскочить на тротуар.
   

Забавно, но в других городах трамваи, могут входить в повороты и с меньшим радиусом. Но вот, что они делать не могут, - это карабкаться по склонам холмов, как это делают лиссабонские электрикуш. Исторический маршрут 28 как раз такой: поднимается почти до замка Святого Георгия в восточной части города, спускается к Торговой площади и опять лезет на холмы на пути к району Эстрела.
   
 
Ходят по Лиссабону и современные трамваи, например, по маршруту 15Е до района Белень, но это уже чисто транспортные средства, а не аттракцион для туристов и достопримечательность.
 
Вышел на доезжая остановку до Кафедрального собора, увидев знакомую композицию. Иконографика подсказывала, что это Святой Антоний, табличка на памятнике это тоже подтверждала. Да и 8 включенных утюгов на подоконнике здоровенная надпись Museu de Lisboa Santo Antonio на стене должна была на что-то навести Штирлица.
   

Вполне ожидаемо рядом оказалась церковь Св. Антония Лиссабонского. Это вызвало некоторое замешательство, очень уж он по иконографии был похож на Антония Падуанского. Впрочем, очень быстро оказалось, что оба Антония - это одно и тоже лицо. Родился он в Лиссабоне, и церковь стоит на месте дома, где он родился. Уже потом он отправился в Италию, где и прошла основная часть его жизни. В общем, снова переплетение линий и сюжетов.
   
 
Кафедральный собор Лиссабона - это массивное здание с двумя башнями, похожее скорее на замок, нежели на собор. Его видно почти из любой точки города. Сравнение с замком было сделано не просто так - зубцы и узкие бойницы там в том числе и для обороны, ведь собор в нынешнем виде был построен в 1150 году, когда мавры еще не были полностью изгнаны с Иберийского полуострова. Появившийся не вовремя странник, не пройдя фейс-контроль, вполне мог и арбалетный болт меж глаз огрести.
   

То, что собор был построен в 1150 году, верно лишь отчасти. Во времена Римской империи тут был храм, позднее перестроенный вестготами в христианскую церковь. Когда арабы завоевали Перинейский полуостров, храм был разрушен, а из его обломков была построена мечеть. Ее в свою очередь разрушили христиане, вернув Лиссабон, а на обломках и из обломков возвели собор. Он уже не разрушался, и, кроме того, вполне благополучно пережил катастрофическое землетрясение 1755 года.
   

Тут тоже установлены два органа с популярными в Португалии горизонтальными трубами.
 
 

Собор, как это часто бывает, служил еще и усыпальницей королей и других высокопоставленных лиц. Захоронения женщин были довольно необычными, причем необычным было даже не то, что дама на крышке саркофага как бы прилегла с книгой.
   

Неожиданной была собачка у нее в ногах - она жрет курицу! Что это означает, не знаю.
 

В принципе собаки в ногах умерших - явление распространенное, но вот чтобы что-то там грызть...
 

Даже в готическом храме бывает готический придел. Живописная галерея окружает место раскопок, где можно взглянуть на слои от римлян, через готов и арабов к нашим дням.
 

Как и в других местах, то здесь, то там попадаются следы пребывания арабов на Пиренеях. То в виде решетки на стене, ...
   

... то в виде зеленого ковра.
   

Небольшая капелла с тематическим азулежу: Святой Антоний проповедует рыбам.
   
 

Снова улочки Лиссабона около Торговой площади. На одной из них группа студентов с совершенно невероятным драйвом исполняла какие-то португальские песни. Обалденно позитивные ребята.
   

Заглянул при дневном свете на площадь Мартина Мониша. Когда-то это место называлось Нижняя Морария, и имело репутацию района буйного, веселого и бандитского. Что-то типа Испанского квартала в Неаполе, где трущобы - место обитания каморры, соседствуют с палаццо улицы Толедо. Но, если в Неаполе, решимости властей хватило лишь на несколько кварталов, на месте которых теперь находится галерея Умберто I, то Нижняя Морария при Салазаре была снесена целиком и превратилась в большой пустырь.
   

И по сей день это огромная незастроенная площадь. Ну да, теперь еще и с фонтанами.
 
 
И с большим количеством мигрантов, населяющих окрестные кварталы. В этом смысле репутация не очень изменилась. Хотя, надо отметить, что в Португалии мигрантов почти не видно - все-таки это очень бедная страна, и они здесь не задерживаются, так как есть куда более хлебные Франция и Германия. Фактически площадь Мартина Мониза - это одно из немногих мест, где я их видел в значимом количестве.  Естестенно, в окрестностях можно обнаружить заведения с индийско-мусульманской кухней. Пора уже начать коллекционировать чудесные названия таких мест.
   

Ближе к Торговой площади перекусил в ресторанчике с более привычным нам меню. Заодно и заполнил еще один пробел относительно португальских блюд.
 
Кальдо верде и домашние колбаски в первый день были первым намеком, что мнению блогеров по поводу португальской кухни доверять не стоит. Хотя, почему только относительно португальской? Их вообще ни про какую слушать не нужно.
 
Кстати, те колбаски оказались известным португальским блюдом - Alheira de Mirandela (Альейра де Мирандела). Исторически - это колбаса из любых видов мяса кроме свинины. Это блюда в средние века придумали португальские евреи, чтобы скрыть свою религиозную принадлежность. А тут как бы и похоже на колбасу, и без свинины. Сейчас альейра стала общепортугальским блюдом, и свинину туда теперь тоже добавляют. А еще говядину, мясо птицы, дичь и т.д.
   
20170221_190850.jpg

Вечером в поисках места, где можно поужинать, я отправился в квартал Рибейра в Порту. Собственно даже отправляться не понадобилось, я там на набережной и сидел с бокалом порту. Но в том месте ужин еще не начался, а три часа разницы с Москвой требовали от желудка быть наполненным. Кстати, тот бар назывался Bacalhau (Бакаляу или по-русски - вяленая трека).
Бакаляу - это визитная карточка Португалии, сушеные тресковые тушки там висят повсеместно. Естественно, употребляют ее не только в сушеном виде, а вообще в любом. Считается, что блюд из трески в Португалии больше, чем дней в году. Да и в целом португальская кухня - это прежде всего морская кухня. Соседство с океаном, обилие рыбы и морепродуктов делают свое дело. С этой частью кухни я и решил познакомиться.
   
В ресторанах с морской кухней в Португалии посетителям нередко дают познакомиться с тем, кого они потом будут есть. Сначала, я конечно, изучил меню и, найдя интересную позицию, позвал официанта. Для начала я поинтересовался, а что это такое? Название там было от руки и только на португальском. Хотя языки романской группы и похожи между собой, но морские твари везде называются по-разному, за редкими исключениями. Официант перевести не смог и повел меня знакомить с животным. Оно и правильно, я туда есть пришел, а не язык изучать. От животного, правда, остался лишь хвост, но как я понял потом - это была какая-то рыба из семейства тресковых.
   
 
Через некоторое время блюдо принесли. Рыбу порезали на стейки и выложили на отдельное блюдо. Кроме того была принесена отдельная кастрюлька с гарниром - растительным пюре, но из чего, я до конца не понял (картошка, если там и была, то чисто символически). Выставив кастрюльку на стол, официант вылил туда сырое яйцо и все перемешал. Получилось очень в тему.
Кстати, тут я немного облажался. Можно заметить, что я взял не те приборы. Правильный комплект для рыбы остался на столе. Да и кто в этих 479 видах ножей и вилок разберется?
 
Еще один из самых популярных деликатесов португальской кухни - осьминог. Полво а лагарейро - осьминог на гриле с печеным или вареным картофелем и другими овощами. Этот, наверное, лучший из когда либо мною пробованных.
   

Очень нежное мясо, ну и щупальца с присосками смотрятся на тарелке красиво, и их ни с чем не спутаешь.
   

Естественно, есть у португальцев и мясо, и готовят его тоже отлично. Один из распространенных вариантов - это стейк с омлетом. То есть, берут стейк, поверх его кладут омлет, и поливают все соусом. В конце-концов вспоминаем наш рубленный бифштекс с яйцом.
 

Опять вернемся к рыбной кухне. Еще одна визитная карточка Португалии, о которой я уже упоминал, - сардины. Они бывают не только в банках, но их и на гриле жарят, причем тоже повсеместно. Очень вкусно. Мы их пробовали также в Испании и Италии, но тут еще лучше вышло.
 
 
Как-то я упомянул, что португальская кухня - это кухня неожиданных сочетаний. Одно из таких их блюдо - Карне де Порку а Алентежана (Carne de Porco à Alentejana). Это сочетание жареной свинины и моллюсков. Свинина маринуется в соусе из белого вина, перца, чеснока, кориандра, лаврового листа. Затем обжаривается до золотистой корочки, после добавляются моллюски, и все это готовиться в течение двух минут. Подается с печеным или жаренным картофелем. Еще по Испании я помнил, что моллюски со свининой, а там это были каталанские улитки - это обалденно вкусно. Высокая кухня такие сочетания осуждает, но кого это волнует? Тут в качестве моллюсков были мидии, но было не менее изумительно по вкусу и очень красиво на вид. Подача в Португалии выше всяких похвал - есть у людей чувство прекрасного.
   

На юге Португалии и, в частности, в Лиссабоне очень заметно влияние итальянской кухни. Есть много блюд из пасты, есть разные виды ризотто. Из последнего я попробовал арош де маришку (arroz de marisco) - практически полный аналог итальянского ризотто пескаторе. Тут надо признать, что то, что мы пробовали в Амальфи, они не превзошли, но и так получилось отлично. Ну и подача отличается: итальянцы выносят все сразу на большом блюде, а португальцы приносят кастрюльку, откуда нужно перекладывать еду к себе в тарелку (это у них почти с любыми блюдами так). Зато до самого конца все горячее. Вот арош де маришку и завершил мои гастрономические изыскания в Португалии.
   
 
Один шот жинжиньи, и можно идти дальше. Жинжинья - это португальский ликер из вишни, настоянной на невыдержанном спирте (агуарденте). Как правило, из готового продукта ягоды не удаляют и так все вместе и бутылируют. По стопкам также разливают с ягодами. Для жинжиньи используют вишню особых сортов, и рецепт зависит от конкретного региона. В основном ее производят в Лиссабоне, Обидуше, Алкобасе и Алгарве. В Обидуше есть традиция использовать для жинжиньи маленькие чашечки из шоколада. Можно выпить ликер и тут же закусить чашкой.
   
Историю возникновения напитка связывают с послушниками лиссабонского монастыря Сау Доминуш, в частности, с именем монаха церкви Святого Антония Франсиско Эшпинейра (Francisco Espinheira), который в середине XVIII века экспериментировал с вишней и агуарденте и встретился с белкой. Кстати, поначалу жиньжинья считалась лекарственным напитком.
 
В Лиссабоне есть несколько исторических жинжинешных, и самая старая из них около площади Россиу, на Ларгу де Сау Домингуш 8. Как раз там я и приобщился к этому напитку.
   

Прокатился на фуникулере Глория. Это еще одно творение дю Понсара. Всего их три в Лиссабоне, и на этом можно подняться от вокзала Россиу на обзорную площадку в районе Барриу Альту.
   

Фуникулер был построен в 1885 году и поначалу приводился в движение силой тяжести воды, наливаемой в резервуары на крыше. Схема та же, что и в Браге на Бон Жесуш. Поэтому и вагончиков два на параллельных путях - когда-то они были скованы одной цепью, и связаны одной целью - ехавший вниз поднимал второй наверх.Потом, подъемник перевели на паровую тягу. Если учесть, что до начала XX века деревянный салон освещался свечами, антураж был совсем стимпанковский.
   

В 1915-ом подъемник перевели на электричество. В таком виде он и функционирует по сей день. Очень колоритный агрегат. Как и прочие фуникулеры, Глория имеет статус памятника национального значения.
   

Наверху зашел в церковь Сан Рок, где совершенно бесплатно и безнаказанно можно снимать португальское деревянное творчество. В других местах примерно так же, но мало где дают это фотографировать.
   
 


 

Перед входом в церковь стоит бронзовый продавец лотерейных билетов. Считается, что если потереть билет в его руке, то повезет в лотерею. Как все банально...
   

Но все когда-то заканчивается, и уже пора обратно. Заходя в метро на Ресторадоруш, разглядел оригинальное здание театра Эдем, с райским садом внутри. Обычно я там проходил под самым фасадом и ничего не замечал.   
 
Отсюда уже в гостиницу за чемоданом, и на метро в аэропорт. Там-то я и понял, что уделил лиссабонскому метро недостаточно внимания. Красная ветка стоила отдельной поездки, но увы, времени уже не было.
 
Лиссабонское метро в целом чисто транспортное сооружение - функциональное, но симпатичное. Но всегда ведь хочется сделать что-то отличное от просто подземной железной дороги?! Еще в первый день рыба на входе на станцию Ориенте как бы намекала, что одними перронами и путями там дело не ограничится.
   

Но в целом все лаконично. Действительно: пути, перроны, кафель. Пардон! Не кафель. Азулежу!
   

С азулежу местные художники в основном и оттягиваются. Это панно на Ресторадоруш.
   
 
Хотя, в принципе могут обойтись и без кафеля. Вот маркиз де Помбал на одноименной станции повернулся к пассажирам спиной.
   

Целевым образом художникам и архитекторам дали развернуться при строительстве красной ветки, приуроченному к открытию Экспо в 98-м году. Эта ветка весьма интересная, и многие станции реально красивые. К сожалению, я это обнаружил лишь на пути в аэропорт, и на посмотреть времени совсем не было. Поснимать удалось лишь на Ориенте днем раньше и Аэропорту в день отлета.
На Ориенте для оформления станции были приглашены художники, представляющие пять континентов. Все работы были приурочены к океанической теме выставки. Кстати, огромная рыбина из латуни на входе - работа польской художницы Магдалены Абаканович.
 
 

На станции Аэропорту (Aeroporto) фойе и платформы украшают 53 шаржа на знаменитых португальцев. Большинство из них я не знаю. Точнее, всех не знаю, и лишь только для некоторых нашел совпадение по картинкам в интернете.
   
 

   

     
На выходе пилоты Гагу Коутиньо и Сакадуру Кабрал, в 1922 году совершившие перелет в Южную Атлантику как бы говорят: Ну что? Пора домой?
   

Несмотря на опасения, Португалия оказалась чудесной страной, с радушным населением, радующими глаз видами и прекрасной кухней. От всего этого осталось совершенно потрясающее послевкусие.
   
День 1. Встреча с Порту, День 2. Река Дору, День 3. Брага, День 4. Знакомство с Лиссабоном, День 5. Лиссабон. Район Белень и замок Святого Георгия, День 6. Синтра, День 7. Томар, День 8. Лиссабон. День перед отъездом.